Мемуары о будущем

Дмитрий Беляев

Дыня с мёдом

Опубликовано: 15 апреля 2020 года


Рубрика: Творчество




Всё началось осенью.

Осенью многое завершается. В этой истории осенью всё началось. Осень — удобное время для начала того, что может завершиться зимой, весной, летом или тоже осенью. А может и не завершиться. Никогда. А может и не начаться. Тоже никогда. А может и начаться, и завершиться. Одной и той же осенью.

Она прожила чуть меньше четверти века. Обычно это тот возраст, когда «всё ясно и понятно», но не совсем. Жизнь живётся продолжением реализации тех желаний, которые были порождены ожиданиями в целомудренной юности и последующем взрослении «в завтра». Теми желаниями, которые есть, но которые всё никак не сбудутся. Жизнь продолжает идти, а мечты остаются мечтами.

Она встретила его осенью. Или это он её встретил? Уже не важно. Ей сразу показалось, что он мог бы стать воплощением её ранних, но по-прежнему стойких пожеланий о совершенстве. Она могла слушать его бесконечно. Хотя он всегда говорил мало. Говорил ли он или молчал, она всегда хотела, чтобы это немногословное молчание или молчаливые фразы продолжались как можно дольше. Долго, если этому невозможно было быть всегда и постоянно.

Она слышала каждое своё трепетание тогда, когда он обнимал её. Он всегда смотрел на неё так, что ей хотелось закрыть глаза и просто чувствовать. Ощущать его. Уровень ощущений всегда имеет некий предел. Физический предел. Но эмоционально этого предела может не быть. Ощущение бесконечного ощущения того, что моменты их близости могут и должны быть бесконечны. Это очень сильные ощущения от сильных эмоций. Обычные ощущения могут прерываться. Сильные эмоции — никогда. Даже если они кратковременны в своей бесконечности. А значит и сильные ощущения от сильных эмоций должны быть тоже непрерывны и бесконечны. Ей так казалось. Так ощущалось.

Они танцевали свой медленный танец в тихом и малолюдном кафе на обочине города. Он прижимал её к себе так, будто это было последний раз. Или как первый раз. Всегда начало и конец, первое и последнее запоминается навсегда. Осенний дождь уныло обозначал себя тягучими каплями влажного присутствия на окне. Играла тихая музыка. Что-то из мелодичного американского джаза 30-х годов. Той музыки, которую они оба не сильно любили, но которая именно сейчас была почему-то самой уместной.

— Ты помнишь, как начиналась эта наша осень? — спросила она, когда движения медленного танца были завершены, и они присели за их любимый столик в дальнем углу зала.

— Конечно, — кратко и немногословно ответил он.

Они оба посмотрели на мороженое, к которому пока так и не притронулись. Рядом стояли две чашки чуть-чуть выпитого кофе. Подошедший официант спросил, будут ли они заказывать что-то ещё. Кусочки дыни и мёд. Да, они заказали ещё это — несколько кусочков мелко нарезанной свежей дыни под сладким медовым соусом.

Их встреча произошла в книжном магазине. Сейчас почти все заказывают книги онлайн, и редко посещают такие магазины. Если не сказать больше — обычные книжные магазины сейчас стали городскими редкостями. Но в этом городе книжный магазин был.

Её подруга порекомендовала ей одну книгу. Подруге было больно смотреть не неё, когда она стала высыхать от своих постоянных переживаний. Тогда, когда когда она находилась в даже ей не совсем понятной депрессии. Она находилась на грани своего окончательного смятения, потому что ей казалось, что она никогда не встретит того человека. Своего человека. Книга была редкой. В продаже в интернете она её не смогла найти. Подруга рекомендовала обратиться за ней в книжный магазин, в котором часто продавались редкие книги. Настолько редкие, что даже интернет не знал об их существовании.

Он тоже в этот момент зашел в книжный магазин. Даже непонятно для него зачем. В этот день он решил возвращаться домой не на своем служебном автомобиле, а пешком. Осень навевала хандру и усталость. Но холодный воздух всё равно был свежим и бодрящим. Он шёл по улице. Также как и многие другие прохожие, которые шли по своим делам или от своих дел. Когда он проходил мимо бежевого здания на углу улицы, проезжавшая мимо большая грузовая машина чуть было не обрызгала его содержимым большой серо-бурой лужи, обширно разлившейся возле бордюра. Он посмотрел на вывеску. Книжный магазин. Никогда не был в этом магазине и даже не знал о его существовании. Оказывается, есть ещё старые добрые книжные магазины, которых раньше было много в любом городе, а сейчас их встретить — большая редкость. Он зашел в магазин.

— Ты так и не купила ту книгу, которую в тот момент искала, — тихо сказал он и посмотрел ей прямо в глаза.

Когда он смотрел в её глаза, ему казалось, что он знает о ней всё и не знает ничего одновременно. В первый раз он увидел её в том книжном магазине, куда он зашёл то ли от того, чтобы отдохнуть от грязной осенней улицы, то ли из-за того, что ему стало любопытно, каков он, книжный магазин, в век дистанционной цифры и всеобъемлющего интернета.

Её сердце замерло, а чувства сжались. Она всеми своими ощущениями почувствовала приближение человека, которого она не знала раньше, но который почему-то ей сразу показался близким и дорогим. Он подошёл к крутящейся книжной витрине, возле которой стояла она, листая в руках какую-то книгу в розовой обложке. Вместо того, чтобы прочитать названия находившихся на витрине книг, он сразу обратил внимание на её мокрый длинный плащ французского стиля серого цвета. «Вы промокли», — тихо и спокойно сказал он. Её светлые кудри встрепенулись, и она обернулась. «Да, сегодня очень сыро на улице», — не сразу, но быстро ответила она. Её сердцебиение услышало стуки его сердца, которые сильнее, но уверенно и синхронно бились рядом. Она это так ощутила.

— Та книга мне сразу стала не нужна. Потому что появился ты, и я сразу забыла что искала, — ответила она, также смотря ему прямо в глаза.

В кафе по-прежнему играла тихая джазовая американская музыка. Официант принёс порцию медовой дыни. За окном гулял ветер, гоняя по улице желтые и красные листья уходящей осени. Моросивший дождь стал сильнее и казалось, что вот-вот он превратится в мокрый снег.

— Мне завтра нужно уехать, и я не знаю, когда я снова вернусь в этот город.

— Тебе обязательно туда ехать?

— Да.

Когда они вышли из книжного магазина, он раскрыл свой зонт. Они оба близко, но не тесно расположились под ним и пошли по грязной улице. Потом были кафе и гостиничный номер. Обычное городское кафе со смешанным запахом кофейно-сдобного этюда и обычный гостиничный номер с красными шторами и двуспальной кроватью. Ей казалось, что он всегда был с ней, даже тогда, когда он ещё не успел начать жить в её мечтах. Он всегда знал, что встретит её. Это была первая осень, когда он хотел не только работать и отдыхать после работы, но еще и просто жить.

Мрачный осенний дождь всё-таки превратился в тяжелые капли снега, которые еще не успели стать пушистыми и лёгкими, но которые уже предвещали скорое завершение этой осени и наступление зимы.

— Почему ты говоришь, что больше не приедешь? — спросила она, когда недолгое молчание успело раствориться в игривом аромате стоявшей на столе свежей дыни.

— У меня появился большой проект в другой стране. Рассказать о нём я тебе не могу. И ту страну, куда уезжаю, я тоже не могу тебе назвать. Это секретный проект.

Он жил в середине своих сороковых годов. Самый главный след его жизни так пока и не был определён. Он был суров в своей прагматичности, но был слаб наличием своей только одной половины, каковым он по-прежнему оставался. Нет, лиц и встреч было много в его жизни. Всё-таки тридцать шесть лет прожитой жизни это далеко за пределами юности и молодости, когда многое всё ещё только планирует произойти. Но все лица, встречавшиеся в его жизни, оставались только персонажами. Которых много и которые всегда были проходящими. Теми, кто не могли стать ни авторами сценария, ни режиссерами, наравне с ним, его дальнейшей жизни.

— Мне с тобой очень спокойно и тепло, — она была мила и хороша на следующее утро после их встречи и первой ночи. — Мы с тобой еще встретимся?

— Может быть, — как всегда кратко, но в этот раз очень неуверенно ответил он.

Она прижималась к нему так, будто хотела слиться с ним в одно целое. В то, чего не хватало ни ей, ни, как ей казалось, ему. Да, её ему не хватало. И не будет хватать потом. Но об этом они оба не хотели думать в этот момент. Другие моменты пока ещё были впереди. Много лёгких и приятных моментов их совместного единения. На улице, в кафе, в гостиничных номерах, у неё дома. Один раз даже у него на работе. В офисе той компании, в которой он работал. И момент сегодняшнего танца и последующего разговора в присутствии кофе, мороженого и дыни на столе — этот момент тоже был ещё впереди.

— Можно поехать с тобой?

— Нет. Я не могу взять тебя с собой. Ты должна остаться здесь. В этом городе, в котом мы встретились. В этой осени, которая пока ещё за окном..

Сначала ей показалось, что она уронила дыхание. Потом сердце стало биться очень часто. Но не от приятного волнения, как это было в первый раз, а от надвигающегося чувства тревоги. Она успела привыкнуть к нему. Привычка видеть и ощущать его каждые вечер и ночь. Иногда и дни, когда у него были нечастые выходные. Привычка? Она назвала происходившее с ней и с ними привычкой? Она ошиблась? Привычка жить вместе и тем самым всегда ощущать друг друга рядом — разве здесь дело в привычке? Она не знала. Она запуталась.

— Я буду скучать по тебе, — она подняла глаза, наполненные слезами, и посмотрела не него.

— Я тоже буду скучать, — ответил он и взял её за руку.

Когда они встретились, было пресно, грязно и холодно. Их общение и встречи были терпкими, яркими и сочными. Всё случилось одной и той же осенью, которая в итоге закончилась для них обоих недосказанностью и незавершенностью.

Дыня с мёдом, находившиеся на столе, так и остались не тронутыми.

Он уехал. Она осталась. Через несколько лет он написал ей — «Привет, как дела?». «Ты приедешь ко мне и за мной?», — она ответила ему не сразу. «Нет. Прости..», — ответил он ей, тоже не сразу.

Всё закончилось осенью. Той же, которой и началось. Та осень так и не завершилась тем, чего хотели они оба. Но не смогли. Она хотела и смогла бы. Он тоже хотел, но не смог. Половина осени их общей жизни. Началась и завершилась. Навсегда.

(С) Дмитрий Беляев, 15.04.2020

Рисунок: картина Александра Болотова

См. также (другие рассказы автора):



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Еще никто не голосовал)
Loading ... Loading ...
Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong


Метки:



Записи с теми же метками:

  • Нет похожих записей

Оставить комментарий

:wink: :-| :-x :twisted: :) 8-O :( :roll: :-P :oops: :-o :mrgreen: :lol: :idea: :-D :evil: :cry: 8) :arrow: :-? :?: :!:

ВНИМАНИЕ! Все комментарии, содержащие явные оскорбления (в адрес автора статьи или собеседника-комментатора), спам и очевидную рекламу сторонних ресурсов, будут удалены. Также не рекомендуется злоупотреблять матом (такие сообщения будут отмодерированы или удалены).


Другие материалы: