Мемуары о будущем

Дмитрий Беляев

Реквием по весне

Опубликовано: 28 сентября 2016 года






Очередное утро встретило его настроение разноцветными переливами, которые с каждым осенним сентябрьским днём становились всё ярче и красочнее.

Сентябрь завершается. Осень продолжается.

И скоро наступит момент, когда нарастающая и стремительно меняющаяся в эти дни от спокойного зеленого к эмоциональному желто-красному яркость красок сменится внезапной наготой сущего, которая ненадолго застынет в ожидании скорого прихода настойчивого и обволакивающего, всесильного и повсеместного снежного покрова, рождественски чистого и безэмоционально холодного, и затем — всё то, что порождалось весной и жило летом, будет навсегда обездвижено в прошлом.

Прохладный и свежий воздух приятно бодрил.

Он шел навстречу и предстоящей суете наступившего нового дня, и другим событиям скоро Будущего, большинство из которых необязательно случаться именно сегодня, но которые обязательно должны произойти и, на самом деле, уже происходят.

Его неторопливое движение в наступившем дне сопровождали мысли об уходящем сейчас сентябре, уже ушедшем лете и рожденной его весне. Эмоции окончательно уходящих времен, умирающих ситуаций и событий пока еще продолжают жить. Все попытки теснить их уже скоро увенчаются успехом. Но, прежде, день должен стать ещё короче, а воздух — ещё холоднее.

События всегда происходят. Разные в разное время, но происходят. Раньше — одни, сейчас — другие. Что необходимо, то произойдёт. Что необратимо, то невозможно остановить. То, что для одного не хочется чтобы что-то произошло, всё равно может произойти, поскольку для кого-то другого этого, чего не хочется одному, хочется другому. И этот другой проявляет свою волю в своих определенных желаниях и тем самым формирует те события, которые происходят. Даже если они на первых порах и не видны первому, всё равно, сначала неявно, а затем совершенно очевидно затрагивают и его. И затем видны становятся тоже. Ему.

События всегда происходят. Как произошло то, что случилось совсем недавно и что оставило после себя глубокий след в виде кривых надломов и остатков уже, на самом деле, высохших слёз безвозвратно ушедшего прошлого настоящего, еще недавно совсем тёплого и очень нужного. След, на первый взгляд, в виде незаметных, хаотичных и случайных, но на самом деле для него отчетливо видимых и в своё время не им наносимых надрезов и царапин. Холодных и уже пустых ран, оставшихся в итоге навсегда на когда-то девственно чистом и светлом, рожденным для нежности, теплоты и счастья шаре глубоких и сильных эмоций, который сейчас уже постепенно превращается в черно-серый и, уже почти наверняка, совсем не нужный ни ему, ни не ему в будущем тяжелый камень. Камень, каковых много. Камень, который сам по себе один, но не единственный в огромном количестве многих. Камень, который не представляет уже никакой ценности. Камень, удел которого останется навсегда — закостенелость и недвижимость. И неважность тоже. Для той дороги, по которой он продолжает идти. Для него неважность — тем более.

Он шёл. Его шаги возвращались откликом тихого шуршания опавшей совсем недавно листвы, которая устилала его путь. Листвы, которая совсем недавно жила спокойной и, на первый взгляд и, прежде всего, по не его мнению, по мнению весны, интересной и важной, сначала той самой весенней, потом уже, как следствие, летней жизнью. Листва как и эмоции, которые были рождены не его интересом другого нового в те весенние дни, когда, как в итоге оказалось, уже на самом деле тем самым интересом и начиналось заканчиваться то, что длительное время было чисто, важно и ценно. То, что сейчас уже требует своего завершения наверняка. Завершения, которое должно случиться и которое уже ничем невозможно остановить.

Даже ясная и прохладная свежесть продолжающейся осени уже не способна, как в совсем недавние первые осенние дни, замедлить уход того, что должно в итоге уйти в прошлое и стать его бездной.

Листва, которая поздней весной, а затем — начинающимся летом дарила не только и не столько ему радость, превратилась в шуршащую под ногами, уже не нужную ни ему, ни самой листве «кашу» как ещё наблюдаемый, ощутимый и ощущаемый полуживой памятник недавнему прошлому. Листва, которая сама по себе уже мертва и которую совсем скоро ожидает только одно — стать осенней грязью и исчезнуть во мраке прошлого, уходящего с осенью навсегда.

Печально долгожданное, но еще не до конца осознанное в своей необходимости и ожиданности, после случившихся некоторое время назад явлений и фактов, осеннее Завтра уже наступило.

Будущие события уже начали происходить и сейчас продолжают формировать другое, новое настоящее и тем самым предвосхищать наступление совершенно нового, другого периода новых времён. Времён, свободных как от грязи прошлого, так и от обломков былого в нём счастья. Времён с другими людьми и другими обстоятельствами. И с опытом — той единственностью ценностью, которая просится в будущее и которая в этом контексте не первая, но важная и полезная.

Будущие события уже начали происходить.

Это и действия, которые окончательно демонтируют то, что было раньше чистым и искренним, а сейчас стало грязным и тяжелым. То, что весной попыталось быть экспериментально не нужным наравне с другим не ему нужным и параллельно не им же скрытым. Скрытым в отношении того, что было сильно и светло и того, что сейчас болезненно умирает. То, что сейчас уже становится хотя и вынужденно, но необратимо ненужным уже не играючи, а на самом деле, хотя и всячески пытается в своих последних эмоциональных агониях сохранить свою нужность и уникальность. Оно побеждено тем, что случилось ожидаемо, но неожиданно. Тем, что уже в отличие от былых весны и лета, ясно, явно и очевидно. То, что с наступлением осени вновь попыталось жить сменой спокойных и, тем самым, и опасных летних зеленых красок на другие яркие и эмоциональные цвета. Но эта осенняя прозрачность, которая настойчиво, но всё же очевидно неуклюже пытается стать былой искренностью, уже никак не поможет отчаянным попыткам и стремлению сохранить былую, еще недавно чистую и непорочную, но к сегодняшним дням уже исковерканную и использованную, уже порядком затасканную действительность. Вера, может быть, и есть. Но доверия нет.

Действительность, из которой он уходит. Уходит и идёт навстречу другому в сопровождении нового. Другому и нового, никак не связанных с тем, что было раньше — тем, что было создано, и им тоже, чистым, светлым и уникальным, и тем, что сейчас превратилось, без его начального ведома и воли, в грязное и общее.

Совсем скоро всё завершится. Завершится не только уже закончившиеся весна и лето, но и всё, что было до них.

Нынешняя осень заметёт оставшийся после всего, что случилось весной и летом, ситуационный и эмоциональный мусор, который остался в виде обломков того его искреннего и единственного важного и ценного ему настоящего, которое было вынуждено, но не по его воле, близко соседствовать с другим, не его, настоящим, порождающим общую ложь и фальшь, и, как следствие, предательство.

Он шёл и размышлял. Зачастую бывает так, что мечты и интересы одних затрагивают реальность и ожидания других. Не мечтать — нельзя и даже вредно. Искусственно не сохранять ожидания — сложно и, самое главное, требует ответственности. Но всё же, когда посредством своих интересов хочется свою мечту превратить в реальность, желательно договориться или хотя бы поговорить с теми ожиданиями, которыми живут другие, и для которых ценность происходящего бесценна. Иначе может получиться так, как получилось — ни реализованной мечты, ни сохранившихся ожиданий.

Он шёл и испытывал многогранные ощущения, которые были и тяжелыми, и печальными, и которые он провожал своими размышлениями и эмоциями в безвозвратно уходящее Вчера. Но они же были и ощущениями лёгкости и освобождения от того, что всё завершилось и уходит, почти ушло навсегда туда же, откуда нет дороги назад — в невозвратимое никогда Прошлое. И, тем самым, очищено Настоящее, и оно готово принять, и уже принимает, новое и другое Будущее…

Он скоро уже придёт. Лежащая в левом кармане его пиджака небольшая, но многостраничная и фактически уже полностью прочитанная книжка под названием «Том № 7» уже не первый месяц просится в стол. Ему надо сегодня в очередной раз не забыть об этом, хотя он уже опять начал свой новый будничный день и только потом подумал об этом. Всё же важно, наконец, оставить её там, где она была взята. Ну, или почти там. Временно…

(С) Д.А. Беляев, 28.09.2016

0


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голосов, средний: 5.00 из 5)
Loading ... Loading ...
Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong





Записи с теми же метками:

Оставить комментарий

:wink: :-| :-x :twisted: :) 8-O :( :roll: :-P :oops: :-o :mrgreen: :lol: :idea: :-D :evil: :cry: 8) :arrow: :-? :?: :!:

ВНИМАНИЕ! Все комментарии, содержащие явные оскорбления (в адрес автора статьи или собеседника-комментатора), спам и очевидную рекламу сторонних ресурсов, будут удалены. Также не рекомендуется злоупотреблять матом (такие сообщения будут отмодерированы или удалены).


Другие материалы: