Мемуары о будущем

Дмитрий Беляев

Пшеничные шторы

Опубликовано: 25 сентября 2021 года


Рубрика: Творчество




Синий — цвет спокойствия.

Именно спокойствие было ему необходимо в этот момент. Через минуту он поднимет голову и увидит глаза цвета синей реки.

— Ваш кофе «американо», без молока и сахара, — девушка-официант разбудила его от тягостных мыслей и раздумий, не покидающих его уже несколько недель.

— Спасибо, — ответил он, — Вы принесли именно то, что нужно. Поставьте сюда.

Тихое и уютное кафе. Он сюда заехал первый раз. Он вообще не любил посещать рестораны и кафе, и это был первый раз, когда в этот рядовой будничный день, после работы, он поехал не по обычному маршруту из одного удаленного района города в другой, а свернул на одну из улиц, увидел это кафе и почему-то решил подъехать к нему, зайти и выпить кофе. Несмотря на расположение этого кафе в самом центре города, внутри было не многолюдно.

Аромат кофе наполнил атмосферу около него, но не это его заставило волноваться сейчас. Или успокаиваться. Да, это было внезапно наступившее спокойствие с последующим моментальным волнением, ощущаемым где-то слева.

Он поднял голову и увидел её. Глаза очень насыщенного синего цвета, необычно спокойные, даже — магнетические. Она не торопилась отходить от его столика. Ему на секунду показалось, что он услышал её дыхание и стуки её сердца. Она по-прежнему стояла рядом, всматриваясь в него. Было заметно, что своими глазами она что-то хотела сказать ему, а он не смог не ответить ей. Тоже глазами. Без слов.

— Спасибо за кофе, — повторил он, — Может быть, присядете? — продолжил он, удивляясь сам себе. В последние годы он крайне редко делал подобные предложения кому-либо.

Она улыбнулась. Её не сильно длинные, до чуть ниже плеч, натуральные волосы пшеничного цвета встрепенулись, а в её глазах он прочитал искреннее и внимательное согласие, или даже желание, продолжить общение.

— Мне нельзя. Я на работе. Кстати, кафе скоро закрывается. Вы будете что-то еще заказывать? Вы выглядите очень уставшим, наверно, после работы? — она продолжила диалог и снова улыбнулась, ещё больше давая понять, что он её заинтересовал.

У него ещё совсем недавно было другое. То другое, которое теперь уже завершилось, несколько дней назад. Другое неоднократно стремилось закончиться раньше, но только сейчас, в эти ничем не приметные осенние дни, непонятное и другое остались окончательно где-то позади, или, скорее, параллельно, но в совершенно других локациях начинающейся осени, не с ним и не там, где он. Почему то другое не стало тем основным, и почему в итоге всё остановилось? Вопрос без ответа. Вернее, ответы есть, но они настолько банальны и печальны, что бесконечно рефлексировать по этому поводу у него не было ни времени, ни сил, ни желания. Девушка с волосами оттенков спелой осенней пшеницы и глазами цвета синей молодой реки появилась в тот момент, когда именно это было ему необходимо. Это он понял сразу.

Она работала официантом в свободное от учебы время, как правило, во второй половине дня и по вечерам. Она поздно пошла учиться в вуз, после окончания техникума и последующего перерыва, вызванного некоторыми причинами, которые сейчас уже не имеют значения. Она жила во второй половине своих двадцатых годов. Помимо учебы и работы она читала много книг, не в мобильном телефоне, как все это сейчас делают, и именно обычных, старых добротных бумажных книг. Ещё она любила инструментальную музыку, плавать в бассейне и угощать своих друзей вареньем из персиков, которые сама покупала на рынке и потом превращала их во вкуснейшее угощение, смешивая персики с грецкими орехами.

Всего через несколько часов после так и не допитого «американо» они взахлёб рассказывали друг другу о себе, о своих событиях, которые еще вчера у каждого были свои и не пересекались.

Потом была совместная автомобильная прогулка по вечернему и уже темному городу, затем — сильно поздний вечер и тишина, где были только они одни. Ещё были шторы, слегка массивные красные шторы, скрывающие их от ярких вспышек ночного города и звёзд, дополнительно спрятавшихся где-то далеко и высоко за плотными серыми навесами из тяжелых осенних облаков.

В какие-то моменты ему казалось, что красные шторы становились пшеничного цвета, потому что её волосы закрывали от него и окно, и шторы, скрывающие его. Пшеничные шторы — он запомнит этот их первый вечер и часть ночи. Запомнит её мерцающие движения, магнетическую красоту, при этом лёгкость и ласку. И она запомнит — его нежную силу и крепкие эмоциональные объятия, и теплый, ласковый, но сильный свет, которые излучали его глаза.

Он сразу стал открыт ей, чему он сам себе удивлялся, но это было именно так. Она тоже открылась ему сразу, «как очень нужному человеку, которого давно ждала» — она так сказала. Её это удивляло и несколько пугало, но то доверие, которое появилось и дало жизнь новому в его и её жизни, расставляло всё по своим местам, тем, некоторые из которых с этого вечера стали у них общими.

Потом, завтра, она продолжит задавать ему вопросы, ей было любопытно всё. Он моментально стал интересен ей сразу после того, как она увидела его, одиноко сидящего за столиком кафе, уткнувшегося в телефон, где было открыто приложение одной из социальных сетей. При этом он ничего никому не писал, а просто угрюмо и тоскливо смотрел на экран, где виднелся открытым какой-то женский профиль. Она увидела это, когда принесла и поставила на стол заказанное им кофе без молока и сахара.

Завтра, потом, он не станет сильно подробно рассказывать ей о своём, не с ней, прошлом. Его то, другое, конечно, могло вызвать у неё какое-то внимание, и она могла бы ему в чём-то даже посочувствовать. Но это было не нужным. Он уже больше не нуждался в сочувственных утешениях, которые сам себе мысленно начитывал несколько дней, предшествующих этой, другой, встрече в кафе. Встрече с другой..

Сегодня и чуть-чуть завтра они уже были счастливы. Его опыт и её молодость начали формировать их общее, буквально сразу, с сильным теплом в груди и новыми для них обоих, яркими эмоциями. Похожие эмоции уже были у него и у неё? Были, такие же, но всё же другие. С другими. Но не те, так как сейчас. Потому что именно сейчас — это существует. А то, что было — уже было, и того, другого, уже нет.. А Это есть. Этим и ценно настоящее, в отличие от прошлого, которое уже завершилось и от будущего, ещё только желающего наступить.

Их осень началась. Доживет ли она до зимы? Конечно, всё будет. И зима наступит, но позже. А пока — осень. Осень как весна. Желтые листья как её волосы — яркого пшеничного цвета. Начало. Сильные эмоции. Не другое. Другие. Впереди.

(С) Дмитрий Беляев, 25.09.2021

Рисунок: Яндекс картинки

См. также (другие рассказы автора):



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (2 голосов, средний: 5.00 из 5)
Loading ... Loading ...
Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong


Метки:



Записи с теми же метками:

Оставить комментарий

:wink: :-| :-x :twisted: :) 8-O :( :roll: :-P :oops: :-o :mrgreen: :lol: :idea: :-D :evil: :cry: 8) :arrow: :-? :?: :!:

ВНИМАНИЕ! Все комментарии, содержащие явные оскорбления (в адрес автора статьи или собеседника-комментатора), спам и очевидную рекламу сторонних ресурсов, будут удалены. Также не рекомендуется злоупотреблять матом (такие сообщения будут отмодерированы или удалены).


Другие материалы: