Мемуары о будущем

Дмитрий Беляев

Сказка о вечном

Опубликовано: 2 октября 2010 года




СКАЗКА О ВЕЧНОМ

ПОЭМА

(с сокращениями)

ПРОЛОГ

Мы часто любим воскрешать воспоминаниями
Моменты прошлых дней, моменты горечи, моменты счастья и любви.
Мы часто погребаем в мыслях то признание,
Что сбыться могут далеко не все наши мечты.

Мы часто любим посвящать себе события,
Которых мы достойны не всегда.
Мы часто любим назначать момент отплытия
Других в совсем безвестные для них моря.

Мы часто любим смерть дарить поэтам,
Затем кричать: «Пусть будет пухом им земля».
Мы часто любим сочинять себе законы и заветы,
Наивно думая, что нам без них никак нельзя.

Мы часто любим, часто верим, часто злимся.
Мы часто падаем, затем встаем, идем.
При этом часто мы признать тот факт боимся,
Что иногда мы просто часто не живем…

-1-

ОНА

Она была не зла и не глупа,
По большей степени, наивна и проста.
И это Ей прощение давало
Тому, что с Ней одни лишь зеркала…

Она не ведала того, что отражение
Её есть повод для раздора тех зеркал,
Что были с Ней всегда. Но положение
Исправить это было невозможно.

Она была чиста и непорочна.
И этим вдохновляла зеркала
На тайную надежду, что Она
Заметит, наконец, их каждого влечение
К Ней. И каждого заметит сожаление
О том, что отражение свое Она
Не дарит лишь ему…

Мечтой возможность упоения
Она в наследство от природы получила,
Которая Ей также подарила
И грацию прекрасных линий,
И душу ангела, и неба чистоту.

Она любила целовать страницы книг,
В которых не было ни слова о любви.
Но вместе с тем желание уйти от них
Горело в Ней…

И принца своего Она ждала.
Но этого не понимали зеркала,
Ее прекрасный силуэт желающие взять,
Тем самым жаждущие у Нее отнять
Её влеченье к сладостной неволе.

Давая часто разгуляться на просторе
Страстям запретным, не подвластным Её воле,
Она давала шанс своей мечте
Забыть Её. И только теплая Её постель,
Хранящая глубокое молчание
(Молчать — она дала Ей это обещание),
Все знала о Её желаниях.
Как знала она то, что сны Её,
Наполненные несуетной беспечалью,
Гордились тем, что в них Она живет.

И каждый сон Её, дающий Ей мечты полет,
Стремился стать Ее единственным капризом
До утра.

Ведь дольше сон существовать не мог:
Всегда внезапно приходило солнце в Её спальню,
И этот тайный и запретный мир
Её блаженных и порочных снов
С воспоминаниями о прошлой ночи был к полудню мертв,
Дав слово Ей родиться снова к ночи.

Она хотела, чтобы обещаний возвратиться
К ночи следующей, которые давал Ей этот мир,
Однажды не случилось.
И в надежде прослезиться
Тогда, когда он навсегда Её покинет,
Затем свободной быть, Она жила.

Ей ночью надоело быть невинной.
Ей надоело верной быть блаженным снам…
Её тянуло к ненавязчивым, но преданным теням.
Не к тем, кто издевается над солнцем,
Играя в прятки с ним,
А к тем, кто никогда не знал его…

-2-

ОН

Он жил, не зная ничего о счастье.
Он мог поддаться беззаветно страсти.
И мог пылать огнем в дождливое ненастье,
Совсем не ведая о том, что есть Любовь.

Его учила жизнь цинизму и презренью
К сладким чувствам. В те мгновения,
Где Он хотел иметь не только вдохновенье
К прозе тела, смешны и неуклюжи Его сказки.

Он их рассказывал себе в попытках оправдаться
За то, что Он не хочет быть, а только лишь казаться;
За то, что никогда не может полагаться
На преданность друзей.

И воля неба
Хотя давала Ему шанс быть смертным и счастливым,
Он выбирал быть ангелом в бессмертии тоскливом.
Он выбирал холодную монету с серебрянным отливом,
Что помогала быть Ему порочным и святым.

… Давным-давно Он поборол свой страх не быть в толпе.
И от него освободившись, наяву, а не во сне,
Он разрешил себе судить неистинность
великой для людей морали,
Дающей счастье быта и неверие в конце
Пути земного в смерть души.

Но, вместе с тем,
Он не искал всех тех, кто были Его жертвой.
Он не искал всех тех.
Его искали.
И этим они небу показали,
Что нужен Он таким.

И эта честь презрения людей
Была оказана провиденьем вселенским
Ему.
И только лишь за то,
Что кровь и желчь Его бесцветны и прозрачны,
Что никогда не потревожат Его сердце мрачное
Вопросы о добре и зле…

Он никогда не мог быть жертвой обстоятельств.
В попытках унижения Его они были бессильны.
Обыденности демон каковым бы не был сильным,
Он находил возможность научиться быть глупей его.

Тем самым избегал Он шанса быть в аду,
Прощенным сатаной.
И только лишь в бреду
Он мог дать волю тем из наслаждений,
Что позволяют на мгновенье быть в саду
Эдема.

Время не может быть подвластно настроению.
Он это знал. Но все же это озарение,
Имевшее в Его усталой жизни миг,
Не дало никакой полезной тайны…

Бремя власти пыталось Его часто приспособить
Вершить нечестный суд над грешниками в преисподней,
Над ангелами в небе, над святыми на костре.
Но тщетно. Не хотел Он уподобить
Себя тем «властелинам всех миров»,
Считающих, что кроме них на свете нет богов,
Уверенных в том, что другие без оков
Бывают лишь в гробу…

Ему достаточно было того, что без Него
Одни вдруг забывали как дышать,
Другие забывали как роптать,
А третьи никогда не умирали.

Здесь можно б было возразить, едва ли
Не есть все это та же власть.
Возможно,
Понять мысль эту будет очень сложно,
Но цены ценностей упали до нуля,
А власти над нулем не существует…

Но Он мечтал быть не таким как есть,
Прекрасно зная, что мечта есть наказанье.
И жить мечтой порок. Но в оправданье
Он вспоминал великих лиц сиянье
Людей, мечтой которых была смерть…

- 3 -

ДОРОГА

… Настал момент, когда Ему пришлось просить совета
У тех, кто породил Его таким,
У неба, у земли и у монеты
Серебрянной,
Когда-то разменявшей Ему жизнь.

«Советом помощи ведь недостоин лишь святой», -
Так думал Он.
Поэтому без лишнего стесненья
Он задавал вопрос, поставивший Его в тупик.

Не только умозрением,
Но и сердечной мыслью Он желал бы знать ответ простой,
Куда идти, кем дальше быть и за какой звездой
Скрывается теперь Его предназначенье.

Просил совета Он у злата, у земли,
У камня твердого и у любви,
Которую испытывал он к провиденью.

… Дорога, та, которую явило небо перед Ним,
Была усыпана цветами мертвыми.
Но для Него ли
Они пожертвовать решили своей волей
И стать лишь ярким образом дороги?

Небеса,
Ему отдавшие дорогу, отвечали сверху: «Да.
Ты есть тот самый незастенчивый и мрачный путник,
Которого должна вести их неживая красота.

Не бойся ты на них ступить.
Ведь никогда
Ты не желал их смерти. И не есть для них беда,
Что праздников любви ты тоже не желал для них,
И что осталось быть им только для тебя…

Они были больны в своей тщеславной страсти править сказкой,
Чем привели себя к тому, что стали маской
Дороги этой, некогда уставшей от людских плевков…

Послушай, они ждут твоих шагов.
Иди смелей… Но никогда их вечных снов
Покою ты завидовать не должен…»

Позволив своей воле упрекнуть себя за слабость,
Которая дала Ему возможность не спросить себя
И подарить своим шагам узоров мертвых сладость,
Поверив, что без них была бы теплой та земля,
Которую поранила дорога,

Он зашагал по ней.

Его вела мечта,
Рождения которой Он не помнил,
Но все равно был рад тому, что есть она.

До этого Он сотни раз пытался стать подвластным
Мечте своей, которую никак не находил.
Для этого всегда стремился стать несчастным.
Он знал, что обладать мечтой — удел несчастных…
И могил.

Не знающий мечты бессмертен. Имеющий её — всегда мертвец…

… Он шёл. Не обращал внимания на звезды,
Пытавшиеся посягнуть на взгляд Его
В желании увидеть Его слезы,
Тем самым погубить сознание Его,
Рождавшее для них одно лишь равнодушие…

Он шел, не думая о том, что будет впереди:
Он никогда не верил в то, что время лучшее
Не то, что Он оставил позади.

Все потому, что Он считал бесценной только память,
Что видел бесполезность всех попыток суеты
Людской искать неистину не в прошлом.

И Его заставить
Поверить в слово времени и в радость простоты
Считать прошедшее лишь фактом «оно было»
Совсем бессмысленно пытаться.

И всегда
Он полагал себя лишь памятью о том,
кем в прошлом был Он,
И в будущем таить свое присутствие не мог Он никогда.

-4-

ДОМ

К моменту этому Он истоптал не сотню и не тысячу дорог,
Прошел извилинами-ранами земли немало.
Но только этот так желанный,
Вместе с тем совсем нежданный им, порог
Он повстречал в конце лишь этого пути,
Которого Он не хотел принять сначала.

«Я волен лгать великим небесам,
Хотя, сказать, они того не заслужили.
Я волен лгать себе и тем цветам,
Что небеса мне в ноги положили.

Хотя я лгать умею и хочу,
Хотя на ложь меня благословляет моя воля,
Я не смогу сказать неправду палачу,
Который жаждет сердце мертвое мое лишить покоя.

Которому внезапно стала рада моя кровь,
Совсем недавно бывшая холодной и бесцветной;
Которого, я знаю, называют не иначе как Любовь;
Которого все ждут. Мечтой заветной
Властовать была поставлена она когда-то.
Затем, чтобы лишать мгновенья власти слов,
Лечить уставшие сердца от грусти снов
И путь указывать рожденным, но не жившим чувствам».

И мысли эти посетили Его перед домом,
Который путь Ему в конце дороги преградил.
Скрывался этот дом не за глухим забором.
Сей факт Его немного удивил.

Дома в Его пути встречались часто. И всегда забор высокий,
Пытающийся дом скрыть и его пороки
От глаз суровых путников, идущих по дороге,
Был неотъемлемой и важной его частью.

Хотя Он знал, и всем пора бы знать, что возбуждает страсти
Быть внутри не дом красивый,
А забор, скрывающий его хотя бы и отчасти.

Не к наготе влечёт желание сорвать одежды.
А, быть может, жажда власти
Этому всегда причина…
Он постоял немного, наблюдая преградившего Ему дорогу исполина.

Дом этот был величественен и красив.
Но, впрочем, этим он не сильно выделялся
В той череде домов, которые встречались на обочине дороги
Часто.

«Наверно, этот дом хранит как все дома такие же пороки:
Он также мерно дышит;
Также он не ждет добра и зла.
И боль чужую никогда он не услышит.
И как других, наверно, этот дом не посещала никогда мечта.
И как в других домах нельзя найти в нем ни единого пятна
Оставшегося от пролитого случайно кофе
По утру.» — так думал Он.

Но все же оставаться в ссоре
С жилищем этим, возвышавшимся не на просторе,
Он не хотел.

«Отдам присутствию я своему на время этот дом.
Уйти, не возвратится я смогу потом.
Ну а пока мне интересны мысли в этом доме.
К тому же, не затем пришлось мне столько времени идти
По этой небом мне подаренной дороге,
Чтобы желание свое вовнутрь дома не пустить.
Еще, давно пора воды испить.
Жажду утолю и обойду сей дом.
За ним, быть может, есть дороги продолженье», -
Подумал Он. И поборол смятенье,
Терзавшее Его давно,
С тех пор как захотел Он пить;
Не разрешающее Ему брать вино
Попутчиков своих случайных, иногда
Бредущих рядом с ним.

Он знал, что в том беда
Вина, что к влаге жажду усыпить оно способно,
Но никаких не может дать полезных снов.

Он ждал и телом, и душой водою чистой утоленье
Жажды. Не вином, дающим опьянение на мгновенье
И снова жажду, но уже лишь от вина…

Он подошёл к двери. Сначала обернувшись
И подарив дороге, по которой шел сюда, печальный взгляд,
Он, почему-то не стучась, вошёл. И дверь, проснувшись,
Издала стон, чему весь дом, казалось, был совсем не рад.

Он не хотел того, чтоб эти всхлипы двери,
Которые родились по Его вине,
Нарушили покой и тишину. Ведь их потери
Его желание, пришедшее извне
Сюда, не требовало для себя от дома.

Спокойствие, царившее внутри, почувствовало правду в этом
И повода не дало дому не прощать Его,
И дерзость шедшего за Ним чужого света
Не обращать оружием своим против Него.

Убранство дома Его несколько смутило…

Он в доме не хотел найти то, что Его не погубило
До сих пор, то, что явилось смертью многих, не таких как Он,
И что могло б открыть Ему тот праведный закон,
Манящий всех людей неистовым стремлением
Привнесть не в этот мир хотя бы умозрением
Большого, безразмерного Себя.

«Смешны мне те, кто полагает, что земля
Владеть невправе бесконечностью небытия», -
Так говорил всегда Он тем поклонникам соития
Властительных амбиций и ненужных догм
Во имя будущей бессмертной жизни…

Он осмотрел всё. С небольшим трудом
Он смог найти те несколько примет,
Которые могли бы дать Ему ответ,
Кто в этом доме может обитать,
Что помогло б Ему хотя бы не узнать
В хозяине «бессмертного пророка».

Он обратил внимание свое на то, как одиноко
Сияли отблеском хрустальным крамольные сны
Теней порочных. Сладостной тиши
Они, казалось, не хотели постеснятся…

-*-

ВСТРЕЧА НА ВСТРЕЧНОЙ

В их встрече было очень мало взглядов,
В их встрече было мало фраз — ненужных слов.
Их мрак встречал. И только капли ядов
Людских стекали с Них, как истина с веков.

Он не просил себя быть правильным и нужным.
Она не ведала того, про что нельзя спросить…
Свеча горела в этом мраке. И не быть не хуже
Старался Он… И попросил воды испить.

Хрусталь с источником великих наслаждений
Был подан. Чувства поднялись со дна.
Он пригубил. Она ждала всю жизнь таких мгновений.
А Он подумал: — «Боже, ведь Она Одна.

Хотя страстей чужих премного в этом доме,
Хотя вокруг одни лишь зеркала,
Я рад тому, что здесь нет ничего, что вровень
С тем утолением жажды, что в фужере мне Она дала.

Хотя я не смогу, наверно, быть здесь долго Рядом.
Хотя я не смогу быть долго не Совсем и Всем…
Я ждал мечты. Мечту нашел. Осталось все за малым —
Остаться здесь; забыть про всё, о чем я раньше пел».

Его слова внушили дому слабость.
Он подошел к Ней для того, чтобы открыть секрет
Тот самый главный, что обязан подарить Им радость…
Но вдруг исчезли в окружении Его цветы и звон монет…

Фужер с водой разбился. Мрак и чёрный бархат
Накрыли плотной аурой весь дом. Погас весь Свет…
Она внезапно оказалась в лапах Завтра.
И все иллюзии зеркал и хрусталя сошли на нет…

…Звонок будильника. Вставать! Она проснулась.
«Он был… Был здесь…», — и снова утро правит бал.
Метро сегодня, как всегда, не улыбнулось.
Её все ждут. Работа, люди и событий вал.

Она живёт… Живёт… Но правда ль это?
Бывает ль так со всеми, или только с ней?…
Когда мечтаем, мы всегда Поэты.
«Она нужна Ему. Он нужен Ей»…

Всё — лирика… Финал… Звонок… Пора…
Останутся с Ней только те же зеркала,
Её прекрасный силуэт желающие взять,
Тем самым жаждущие у Неё отнять…
Его…

Его отняли…

Не стоит больше плакать, вспоминать
Историй этих, не написанных.
Не с нами
Было. Никогда нам не узнать, где правда,
Ложь, где счастье и любовь…

Обман.

Всё это — только лишь заблудших теплых слез туман,
Ласкающий мечтами нашу жизнь из ран,
В которой вечно суждено нам жить…
Врагов копить,
И радоваться хлебу…

Не знающий мечты бессмертен.
Имеющий ее — всегда мертвец.
Мечтой владеть — лететь на скорости по встречной.
Финал и занавес…

Вот — истина…

И всё…

Конец.

(С) Д.А. Беляев, 1996




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (13 голосов, средний: 5.00 из 5)
Loading ... Loading ...
Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong


Комментарии:


  1. Комментатор: Ольга

    Возле самой дороги
    Расцвели под ночным дождем
    Брошенные кувшинки.
    Бусон

    Дождливая ночь и смятенное душевное настроение. «Нет, оно вовсе не смятенное. Просто идешь, полная грусти и даже какой-то необъяснимой пустоты, которая неуловимым образом проникла в сердце и даже смогла потеснить богатую палитру чувств, порою изумительных, порою заставляющих тебя забыть о многих опасностях и играть. Играть с этой жизнью, получая удовольствие от каждого момента жизни. Жизнь! Эта великая, необъятная жизнь! И только чувства, переполняющие сердце. В такие дорогие душе мгновения не думаешь об уходящем времени, не жалеешь его, как будто бы впустую ушедшего… Нет! Это время не потрачено попусту. Оно насыщено песнью духа, его ликованием, грациозной поступью, виртуозным танцем внутренней раскрепощенности.
    Что происходит со мною сейчас? И где богатство моей натуры? Оно ускользает от меня и я не в силах его уловить. Не то чтобы уловить – тщетно пытаюсь я разглядеть хоть какие-то грани своего внутреннего бытия и каждая неудавшаяся попытка с приглушенным отзвуком боли звучит на клавишах духа».
    Так думаю я будучи не в силах разобраться в себе. Это мысли во время поздней вечерней прогулки по аллее вблизи моего небольшого загородного домика. Слезы наворачиваются на глаза. Ах, эти внутренние искания, наложившиеся, к тому же, на горькое ощущение заброшенности, осознание отсутствия безумной влюбленности в Него! А дождь словно вторит твоему настроению. «Интересно, дождь – всегда неизменный спутник печали?»
    Мерной поступью продолжаю идти, вглядываясь в небо и не различая звезд в ночи. «Сегодня я их и не увижу – ведь небо выглядит настолько тяжелым из-за низких густых облаков. Словно над тобой настоящий ночной океан, заволакивающий в свои томные объятия». В такие минуты тяжко смотреть ввысь и сам вечер беседует с тобой лишь в меланхоличной, лишенной света тональности. «А может быть, пора разорвать этот порочный круг мыслей, приводящих в никуда? И почему мы все время смотрим на небо в надежде узреть знаки Помощи и Внимания? Прочь святые традиции и заоблачные выси! Если хочешь идти неповторимым, своим путем, догадайся лицезреть и эту землю».
    В решительности перевожу взгляд себе под ноги. Блеск травы, опавших веток, промокшие лепестки одиночных, клонящихся ко сну цветов. Но вот я различаю то, что кажется сначала сновидением прекрасного цветка… Белые кувшинки, нещадно сорванные кем-то и небрежно разбросанные, расцвели ярко, пронзительно, во всею нежностью и простотой… Каким стремлением к красоте и собственному назначению должны обладать эти кувшинки! Столь необычной, наполненной пылом великолепия и дерзания видится мне их судьба. В их цветении – не только жажда творчества и действия… Оно суть преодоление заброшенности, торжество высокой Идеи.
    «Победу над тривиальным и преходящим смогли выразить хрупкие цветы. Неужели Человек не способен на этот подвиг?» Такой вопрос кажется мне излишним. Улыбаясь, я направляюсь к дому, двигаясь все быстрее. …быстро и ловко скользят мои маленькие ступни по взмокшему ковру зелени.

    На мотив моих настроений.
    24 декабря 2010 г.

    С уважением!


  2. Комментатор: Дмитрий Беляев

    Ольга, спасибо за такой нежный и проникновенный рассказ.

    Я вообще не ожидал, что кто-то продолжит настроение этой страницы. Спасибо!

    С уважением!

    Взаимно!


  3. Комментатор: Ольга

    У всех нас много проблем, много мыслей… Порою, особенно с отсутствием досуга, чувствуешь себя не творцом своей судьбы, а какой-то автоматической машиной, которой нельзя терять ни минуты, но нужно контролировать все, что только возможно. Наверное, в этом плане мужчина не столь податлив пессимизму, поскольку в нем от природы доминирует деятельное начало. Что делать девушке-мечтательнице, желающей сохранить и приумножить богатство своего сердца? Наверное, ей нужно стать чуть легкомысленнее, чем она есть на самом деле…

    И здесь хорошо помогают такие простые, задушевные строки:

    Не рассуждай, не хлопочи –
    Безумство ищет – глупость судит;
    Дневные раны сном лечи,
    А завтра быть чему, то будет…
    Живя, умей все пережить:
    Печаль, и радость, и тревогу –
    Чего желать? О чем тужить?
    День пережит – и слава Богу!

    Федор Иванович Тютчев.


  4. Комментатор: Дмитрий Беляев

    Наверное, ей нужно стать чуть легкомысленнее, чем она есть на самом деле…

    Почему бы и нет 8) ?

    Жизнь на самом деле коротка. Надо успеть всё.

    Мне кажется, можно быть и мечтательницей, и в меру легкомысленной.

    Не рассуждай, не хлопочи –
    Безумство ищет – глупость судит;
    Дневные раны сном лечи,
    А завтра быть чему, то будет…
    Живя, умей все пережить:
    Печаль, и радость, и тревогу –
    Чего желать? О чем тужить?
    День пережит – и слава Богу!

    Мы и сейчас так живём – “День прожит – слава Богу” :-D . Тютчев жил не в наше стремительное время, а, смотри, и он задумывался о том, чем живёт человек в своем стремлении сжится с окружающей его действительностью.


  5. Комментатор: Ольга

    Успеть все… Мне многие так говорят. Я не спорю: пока молода, надо действовать. Только вот никогда не смирюсь с этой всеядностью. Люди говорят о вмещении, усвоении многого-многого. Но мы забываем и о другом правиле: настоящее счастье всегда индивидуально и лишь тот, кто принимает нечто согласно своему кредо, следует порывам собственного сердца и искренних побуждений – лишь тот по-настоящему счастлив. В попытке «успеть все» содержится и нечто от лукавого. Иногда просто задаешься вопросом: кто ты и зачем ты? И если ты в стремительном, а порою и легкомысленном движении по жизни забываешь о главном, не стоит ли вовремя остановиться? Иногда мы из ложных побуждений, чувств совершаем такие ошибки, за которые приходится расплачиваться всю оставшуюся жизнь…

    Когда известного мастера искусства (уж не помню, как его звали, но это было на стыке Средних веков и Возрождения) спросили, как он создает такие прекрасные статуи, он улыбнулся и сказал: «Я отсекаю лишнее».

    Смотрите, как фактически повторяет это высказывание великий платоник Прокл: «Но как можно обнаружить красоту, которая на самом деле заключена не где-то вовне, а в благой душе?Восходи к себе и взирай! Если видишь, что сам ты еще не прекрасен, то, как скульптор, который удаляет из материала лишнее, разделяет различные его части, одно делает гладким, другое очищает, пока наконец не покажет прекрасный лик статуи, так и ты удаляй из себя все лишнее!..»

    Но больше всего мне нравится стихотворение суфийского поэта Руми на эту же тему:
    По длинной и крутой тропе ты тащишь свой мешок.
    Ты утомился – посиди, передохни чуток.
    Да не забудь, пока сидишь, в мешок свой заглянуть:
    Что там такого набралось за этот долгий путь?
    Коль есть там стоящее что, тогда трудись, неси,
    А нет, так вытряхни его, не трать напрасно сил!
    Бери в мешок свой только то, что под конец пути
    Не будет стыдно и смешно Владыке поднести.

    Я люблю первые дни весны. Просто потому, что улыбаешься и с приходящей весной думаешь о будущем!

    Ни на небесах, ни на земле
    Нет ничего
    Драгоценнее
    Чем твой визит
    В первый день весны.
    Рёкан, японская лирика. Всего Вам самого наилучшего!


  6. Комментатор: Дмитрий Беляев

    В попытке «успеть все» содержится и нечто от лукавого. Иногда просто задаешься вопросом: кто ты и зачем ты? И если ты в стремительном, а порою и легкомысленном движении по жизни забываешь о главном, не стоит ли вовремя остановиться? Иногда мы из ложных побуждений, чувств совершаем такие ошибки, за которые приходится расплачиваться всю оставшуюся жизнь…

    Мы рождены, чтобы делать ошибки. В основном через выбор, который может оказаться неверным.

    Идти или остановиться – наверно, это не так важно.

    Даже если “остановиться”, время всё равно будет продолжать идти своим бесконечным чередом. Поэтому, мне кажется, лучше идти, а не останавливаться. Хотя я, наверно, рассуждаю как менеджер. и я прав. Вы – философ, и Вы тоже правы. Мы оба правы ;) .

    Хотя, иногда “постоянно идти” это и есть “остановиться”. Вот именно этого иногда и не хочется. Тогда нужно остановиться, чтобы “не идти”, и это будет в больше степени “идти”, нежели не останавливаться… Впрочем, всё это словесная эквилибристика :-D . Извините.

    Кстати, о “выборе”: http://bda-expert.com/2011/04/chto-takoe-zhizn-vybor/


  7. Комментатор: Оксана

    Да, Дмитрий Анатольевич, не могу не согласиться: мы оба правы… В конце концов, наши позиции дополняют друг друга.
    Философ?! Господь с вами!!!)) Для того, чтобы стать настоящим философом, нужно очень много потрудиться, набраться опыта, испытать себя… Скорее всего, в мой адрес уместнее кивнуть “так, с филологическим уклоном”))). Хотя мне присущ интерес к философии, любовь к творчеству)).
    Вы правы насчет быстротечности жизни и соответсвующем намерении “успеть все”…))

    Насчет словесной эквилибристики. Не надо так!! Этим в древности занимались софисты, да еще и рассматривали это в качестве источника дохода (брали плату за обучение). А им, как известно, поиск истины был чужд – ведь последнее несовместимо с материальными благами. Практически любой платоновский диалог проводит эту основную мысль.))


  8. Комментатор: Виталий Шахов

    Здравствуйте! Имел неосторожность упомянуть “всуе” ваше имя в одной из публикаций. И, хотя, как мне кажется, извинился достаточно публично :wink: , склонен повторить. Извините, если связка ерничания не очень умных блоггеров с вашим сайтом нанесла урон последнему. Впрочем, нет худа без добра. С тех пор упоминание вашей фамилии в новостных колонках неизменно пробуждало любопытство, которое привело и на этот сайт…
    Поэма стала полной неожиданностью… Волею судьбы довелось знакомиться с поэтическим творчеством самых разных любителей: от секретаря обкома через научных сотрудников до сторожа. В вашей поэме (каюсь, полностью ее не осилил :cry: ) обратил внимание на “Мы часто любим смерть дарить поэтам,
    Затем кричать: «Пусть будет пухом им земля»…”
    Заметил просто потому, что недавно похоронил Настоящего Поэта (“часто” не получается просто потому, что их очень и очень не много, да и “дарить смерть” – это все таки прерогатива, как минимум, Всевышнего). Впрочем, речь не об этом… Уж не знаю, но по прочтении текста и комментов( “Хотя, иногда “постоянно идти” это и есть “остановиться”. Вот именно этого иногда и не хочется. Тогда нужно остановиться, чтобы “не идти”, и это будет в больше степени “идти”, нежели не останавливаться… Впрочем, всё это словесная эквилибристика :-D . Извините.”) Захотелось поделиться строчками недавно ушедшего Игоря Вавилова:
    Идешь – иди, в себя влюбляя местность,
    Названья рек, урочищ, перелесков,
    Зверей, деревьев…
    И в любой глуши не заплутаешь -
    Выйдешь, будешь жив.
    Согласитесь, что это уже не “эквилибристика”… Буду рад, если вы воспримете мою реплику в качестве вызова ознакомиться с творчеством Настоящего Поэта, который еще совсем недавно жил совсем рядом. Думаю, что он был бы рад еще одному талантливому читателю ( а литературный вкус – тоже талант достаточно редкий).
    С уважением, Виталий Шахов


  9. Комментатор: Дмитрий Беляев

    Виталий, благодарю Вас за столь неожиданный контакт!

    Весьма признателен Вам за строчки Игоря Вавилова. Пусть будет пухом ему земля.

    Насчет публикаций, знаю :) . Но не стоит уделять большого внимания тем мелочам, которые, в принципе, могут перевернуть мир, который, в свою очередь, слишком мал для тех отношений и событий, которые измеряются бесконечностью 8) .

    Спасибо Вам за то, что зашли на мой блог!

    Вы, Виталий, кстати, сами не пишете стихи или прозу? Я бы с удовольствием ознакомился с Вашим творчеством. Вы очень интересный человек.


  10. Комментатор: Виталий Шахов

    Очень рад, что зла на журналюгу не держите. Работа такая :wink:
    А то на меня уж и Василий Никифорович коситься стал. Кстати, и с Тихомировым мы когда-то неплохо приятельствовали. Его студентка у меня диплом писала. Тесен мир.
    Свои литературные опыты я не стремлюсь как-то афишировать… Может, отлежатся во что-нибудь путное, может – нет. Из опубликованного и близкого к литературе могу предложить:
    http://www.artlad.ru/magazine/all/310/397/412/415 и http://7×7-journal.ru/post/12178
    Смешно, но Ваше упоминание о мелочах снова “разбудило” Вавилова

    Котенок молоко лакает,
    Котенок и смешон и мил,
    Прихлопнул мошку, мир переменил.
    И не заметил. Так бывает.

    Сами понимаете, что дружба с таким поэтом заставляет к собственным графоманским потугам относиться… объективно :cry: Сначала удивлялся: как этот простоватый с виду паренек умудряется сказать то, что у меня давно вертится на кончике. Потом перестал, привык. Потом понял, что это и есть талант

Оставить комментарий

:wink: :-| :-x :twisted: :) 8-O :( :roll: :-P :oops: :-o :mrgreen: :lol: :idea: :-D :evil: :cry: 8) :arrow: :-? :?: :!:

ВНИМАНИЕ! Все комментарии, содержащие явные оскорбления (в адрес автора статьи или собеседника-комментатора), спам и очевидную рекламу сторонних ресурсов, будут удалены. Также не рекомендуется злоупотреблять матом (такие сообщения будут отмодерированы или удалены).


Другие материалы: