Мемуары о будущем

Дмитрий Беляев

Вероятность и сценарии распада США

Опубликовано: 3 ноября 2012 года






Казалось бы, сколько можно прогнозировать распад США? Уже лет двести как недоброжелатели его прогнозируют, а Штаты по-прежнему существуют и распадаться не собираются.

Однако то же самое не так давно говорилось о вероятности распада СССР, ведь первые даты прогнозов свержения режима большевиков приходились на лето 1918 года. И что вы думаете – Союз таки распался!

Причем распался тогда, когда этого ожидали меньше всего.

Ведь распалась не тоталитарная империя с плановой экономикой, а демократизирующееся на глазах государство, где КПСС уже отстранили от руля и приняли, например, закон о ценных бумагах и фондовой бирже.

Кстати, меньше всего распада СССР ожидали те же американцы – иначе как объяснить речь Буша старшего в украинском парламенте в июне 1991 года с призывом подписать новый союзный договор?

К тому же, автор вполне нейтрально относится к США и не страдает антиамериканизмом. И, наконец, согласно модели развития технологической цивилизации, США совсем не обязательно распадутся в привычном понимании этого слова.

Но обо всем по порядку.

Человек гораздо проще воспринимает сложные категории, которые по внутренней логике соответствуют его опыту и сложившимся стереотипам, чем просты истины, которые противоречат привычному здравому смыслу.

Простая и логичная Гелиоцентрическая система Коперника, поставившая Солнце в центр мира, противоречила Священному писанию, и, следовательно, не могла быть правильной. Эйнштейн со своей относительностью привычных незыблемых понятий и физика элементарных частиц с несложной, в общем-то, квантовой логикой вообще поставили здравый смысл с ног на голову и сказали, что так и было.

Так и с причинами вероятного распада США. Казалось бы, простой и понятный тезис – закат США имеет те же причины, что и распад СССР, и причина эта состоит в замедлении темпов научно-технологического и культурного развития.

Но я не встречал ни одного человека, который бы сходу согласился с этим утверждением. Это слишком просто и полностью противоречит привычным с детства стереотипам. Потому простые истины и воспринимаются медленнее, что их простота меняет слишком многое в привычном нам мире.

Традиционно СССР и США воспринимаются как полностью противоположные антагонисты. С одной стороны, либеральная демократия, основанная на свободном предпринимательстве и высокой доле рыночных отношений. С другой стороны, тоталитарное государство с плановой экономикой. Какие у них могут быть общие причины заката?

Однако, с точки зрения Модели развития технологической цивилизации, различий между СССР и США намного меньше и заключаются совсем в другом. Обе страны в разное время успешно адаптировались к цивилизационной фазе ускоренного интенсивного научно-технологического и культурного развития, которую можно условно назвать Модерном.

Для советской России эта коренная ломка и перенастройка привычных устоев происходила в первые годы советской власти, а в США – с началом Великой депрессии.

В результате вся научно-технологическая, социальная, культурная системы обоих государств были ориентированы на высокие темпы научно-технологического развития.

Основная разница между СССР и США в том, что Советский союз изначально был ориентирован на более высокие темпы развития, чем США. По истине, революционные темпы развития Советского Союза обеспечивались высочайшей концентрацией ресурсов по ключевым направлениям. В этих условиях плановая директивная экономика при всех ее издержках была более эффективной, чем рыночная, и доля рыночных отношений была низкой. В то же время требуемую концентрацию ресурсов могло обеспечить только централизованное, тоталитарное государство.

Отсутствие точки приложения творческих усилий в связи с отсутствием свободы предпринимательства с лихвой компенсировалось огромными возможностями научно-технологического и культурного творчества, которое предоставляло государство, убравшее все социальные барьеры. Издержки, связанные с массовыми репрессиями, перекрывались выгодами от направления концентрированных ресурсов на ключевые точки роста экономики.

США с началом депрессии пошли по пути более мягкой, адаптивной, а не революционной переориентации на ускоренные темпы интенсивного развития.

Но там тоже постепенно повышалась доля ВВП, перераспределяемая через бюджет. По сути, кейнсиниантсво, это мягкий вариант плановой экономики. В то же время отсутствие необходимости в тотальной концентрации ресурсов вследствие ориентированности на более медленные темпы развития оставило существовавшие демократические и рыночные институты вполне эффективными. Хотя нужно отметить, что демократия в США в этот период практически не развивалась, несмотря на появление новых технических возможностей.

Итак, главное отличие СССР от США определяется его ориентированностью на более высокие темпы научно-технологического развития. Все остальные различия сводятся к этому.

И пока темпы научно-технологического развития были высокими в СССР, то есть по разным направлениям, примерно до 1955-1970 годов Советский союз был более эффективным.

Дошло до того, что в конце 1950-х годов на встрече американского президента с британским премьером обсуждался вопрос о возможных действиях Запада, когда быстро развивающийся Советский Союз по уровню ВВП на душу населения обойдет ведущие западные экономики. Но примерно в 1955 году начались первые признаки завершения цивилизационной фазы Модерна – темпы научно-технологического развития стали замедляться, сначала постепенно, а затем все сильнее.

Естественно, первым ощутил на себе это замедление СССР, как ориентированный на более высокие темпы развития. По сути, все попытки реформирования Союза, проводимые после 1960 года, были призваны вернуть ему высокие темпы развития.

Сейчас мало кто помнит, но даже рыночные отношения во времена Перестройки вводились именно с этой целью.

Однако это была попытка управлять неуправляемым – ни на политическом, ни на экономическом уровне нет примеров эффективного управления цивилизационными процессами. Поэтому СССР, в том виде, в котором он существовал в 1960-е годы, изначально был обречен.

Зато США с некоторым замедлением темпов НТП вступила в свой краткий «золотой век». Ведь вся структура общества идеально подходила именно для таких темпов развития. Причем, заметьте, и СССР и США периода расцвета объясняли свою эффективность исключительно внутренними, независящими ни от фазы цикла цивилизационного развития, ни от уровня благоприятствования внешних условий, вечными конкурентными преимуществами своей формы цивилизационной самоорганизации.

В этом плане эффективность рыночной либеральной демократии, не зависимой от внешних условий и фазы цикла цивилизационного развития, является такой же утопией, как и абсолютная эффективность советского социализма.

По сути, это проявление принципа цивилизационной относительности. Нет заведомо эффективных или неэффективных форм самоорганизации технологической цивилизации.

Эффективность любой формы (общественного строя) зависит от фазы цикла цивилизационного развития и уровня благоприятствования внешних условий для данного технологического уровня и не зависит от абсолютных показателей достигнутого уровня научно-технологического развития. Абсолютно парадоксальный и противоречащий привычному здравому смыслу принцип.

Ведь согласно ему социального прогресса не существует! И возможно, например, эффективное существование сословного и даже рабовладельческого строя не только в темном прошлом, но будущем. Увы, но это так.

И, в соответствие с принципом цивилизационной относительности, по мере дальнейшего замедления темпов НТН вслед за неэффективностью общественно-экономического и социально-политического устройства СССР примерно с середины 1970-х годов аналогичные проблемы начались у США.

Америка очень богатая в ресурсном плане страна.

Но она слишком много потребляет, чтобы формировать свою экономику преимущественно на своей ресурсной базе. Благополучные Австралия, Новая Зеландия и соседняя Канада могут. Даже нищая и находящаяся на дне своей фазы кризиса Украина тоже потенциально может, а Штаты не могут.

Такие неблагоприятные внешние условия исключают трансформацию исключительно быстрого интенсивного развития фазы Модерна в более замедленное, но то же сравнительно быстрое экстенсивное развитие за счет сбалансированной внешней и внутренней колонизации.

Такая трансформация все равно была бы кризисной, и ближайший исторический аналог такого кризиса – это Тридцатилетняя война. Но тогда у западноевропейских стран, за исключением Испании и германских княжеств, были гораздо лучшие условия для проведения сбалансированной колонизации на достигнутом технологическом уровне, чем сейчас у США. Мягкая посадка на свою ресурсную базу для США невозможна.

В результате США, как и ранее СССР, пытается стимулировать НТП и, тем самым, сохранить свою цивилизационную организацию.

Делать это можно, задействовав не использованные во время былого быстрого развития резервы и надувая пузыри в иллюзорной, как мы теперь понимаем, надежде заполнить их реальным содержимым после возобновления быстрого развития (следующего технологического уклада).

Виды не задействованных резервов были перечислены в статье о перспективах Германии, которая находится в той же фазе – цикла цивилизационного развития, что и США. Но, в отличие от Евро, доллар США пока является мировой резервной валютой.

Возможности США в геополитической, экономической, информационной, идеологической, культурной, военной и других сферах не сравнимы с Германией. Поэтому и возможности накачки пузырей у США существенно выше. Причем нужно понимать, что пока экономисты привлекают внимание публики к финансовым пузырям, основной их объем накачивается не в финансовой сфере, где возможности контроля намного ниже. То есть большая часть пузырей, не доступна сейчас для наблюдения – сторонний наблюдатель узнает о них лишь после того, как эти пузыри лопнут.

Одним из примеров такого пузыря в реальном секторе экономики является электромобильный пузырь.

В целом же замедление темпов научно-технологического развития сделало неконкурентоспособной западную инвестиционную модель. Модель, которая веками ориентировалась на кардинальные инновации и на постоянное расширение рынков, а не на медленное адаптивное развитие. Конкурировать по издержкам при низких темпах развития западная экономика не может в принципе.

После нескольких десятилетий благополучного развития неэффективной стала и западная демократия, даже в частичной американской форме. Почему рекламируемая как образцовая американская демократия вдруг стала частичной и неполноценной?

Оценка уровня демократии также относительна. Она зависит от размера территории и уровня развития технологий передачи и обработки информации. То есть одна и та же традиция процедур принятия решений может быть как супер демократической, так и очень мало демократичной.

Демократические процедуры в США остались на уровне конца XIX века, когда средства связи были совсем иные. Сейчас же технологии обработки информации позволяют обеспечить намного большее влияние граждан на процесс принятия стратегических решений на всех уровнях.

Имея доступ в интернет или смартфон с цифровой подписью, граждане теоретически могут голосовать хоть каждый день, а не раз в два года. Современные демократические технологии есть, но они не востребованы! Не востребованы все той же фазой цикла цивилизационного развития и внешними условиями. Более того, даже существующая не соответствующая технологическим возможностям и устаревшая демократическая система оказывается все менее эффективной и востребованной, причем, не только в США.

И, наконец, после начала экономической прелюдии цивилизационного кризиса, то есть после 2008 года, в США были вынуждены запустить крайнее средство удержания своей относительной внутренней стабильности – экспорт внешних кризисов.

Неудивительно, что первыми на европейские долговые проблемы указали американские банкиры, что позволило им отвлечь внимание от собственных проблем. Даже термин придумали соответствующий – «разграбление Европы».

В результате, куда напуганные обыватели выводят свои активы из зоны Евро? Конечно же, в тихую гавань доллара. То, что положение доллара США если и лучше, чем Евро, то не намного доведенная до паники публика слабо понимает.

Очень показательная роль США в событиях арабской весны, от которой Штаты снова выиграли, а Европа и Китай проиграли. Но все это тактические меры, способные оттянуть большой обвал в лучшем случае на пару лет.

Поле для маневра драматически сокращается – каждый следующий экспортный кризис становится все более рискованным и все менее выгодным.

То, что в Штатах это хорошо понимают, свидетельствует обстановка вокруг Ирана, как потенциально следующего экспортного кризиса. В качестве средства последней надежды также можно запустить инфляционную накачку, но это уже будет выглядеть как агония накануне обвала.

Итак, эффективность американского стимулирования высоких темпов научно-технологического и культурного развития сравнима с советской. Не помогают ни привлечение лучших мозгов со всего мира, ни увеличение финансирования науки.

Вопреки возлагавшимся надеждам бурное развитие информационных технологий оказалось не в состоянии обеспечить ускорение традиционных отраслей экономики и научно-технологического развития в целом.

Основные научно-технологические задачи, например, термоядерные электростанции, эффективные аккумуляторы энергии, победа над раком и диабетом, дешевый способ доставки полезного груза на околоземную орбиту, целый ряд других жизненно важных для нормального цивилизационного развития задач остаются не решенными уже более полувека.

В общем, неудивительно, что структура американского общества перестала отвечать изменившимся реалиям настолько, что это уже не закрыть никакими пузырями и никакой задолженностью.

В связи с этим, возникает закономерный вопрос: какова будет глубина падения и его временные рамки. С временными рамками проще. Кроме наиболее пострадавших регионов, Смутное время, в которое переходит кризис Запада, продлится примерно одно поколение, то есть 30 лет.

С глубиной падения сложнее, поскольку говорить о глубине падения во время цивилизационной Смуты исключительно в экономических параметрах было бы не верно. Учитывая не только экономическое влияние, но и динамическое влияние неэкономической составляющей, можно прогнозировать сокращение потребления, по меньшей мере, в два раза.

Особо пострадавшие регионы на некоторое время вернутся практически к натуральному хозяйству, как это было после распада СССР в ряде районов Молдовы и Средней Азии. В то же время будут и относительно благополучные регионы. В США это будет, прежде всего, Аляска, а также наименее урбанизированные штаты с развитым сельским хозяйством и сравнительно богатыми базовыми ресурсами.

Причем, различия между положением в более благополучных и менее благополучных регионах значительно вырастет. Понятно, что при таком остром и длительном обвале возникнут диспропорции и противоречия такого масштаба, которые было бы сложно выдержать любому, даже самому мощному государству.

Однако положение США в цивилизационном плане не является оригинальным. В значительной мере похожие примеры в истории были неоднократно, что позволяет свести возможные прогнозы развития долговременного развития США к трем базовым прогнозным сценариям.

Первый сценарий – относительно мирный распад на множество независимых штатов. По аналогии с СССР, условно, назовем его советским. Вероятный распад преимущественно на штаты, а не на более крупные образования обусловлен постепенной раскруткой регионализации, как процесса обратного глобализации. Против этого сценария действует ряд факторов, снижающих вероятность его реализации:

  • Распад СССР был смягчен Западом, вероятный распад США смягчать уже некому.
  • На руках у населения США слишком много личного оружия.
  • В стране уже действует настолько суровое уголовное законодательство, что «закручивать гайки» дальше будет весьма проблематично.

Второй сценарий – жесткий распад и силовое противостояние. Условно, для краткости, назовем его югославским.

Третий сценарий – перевод распада в медленную и длительную стагнацию за счет резкого усиления неэффективного милитаризма внешнего противостояния, сворачивания и без того не сильно развитой демократии и социальной ориентации. На основе яркой исторической аналогии условно назовем его… Османским.

Не удивляйтесь – это сейчас Османская империя ассоциируется с отсталостью и неэффективностью. А во время предыдущей фазы интенсивного развития, которая в европейской традиции получила название эпохи Возрождения, Реформации и Великих географических открытий, Блистательная Порта была впереди планеты всех.

Динамично развивающаяся, эффективная и либеральная империя с прекрасно работающими социальными лифтами, расположенная в центре мира, особенно отличалась на фоне закостенелых сословных периферийных европейских государств креативностью, пассионарностью и веротерпимостью.

Как СССР и США в период рассвета, Османская империя была ориентирована на высокие темпы развития за счет концентрации ресурсов на ключевых направлениях. Она была безусловным военным лидером своей эпохи, фактической хозяйкой Средиземного моря. Также как в США работал плавильный котел разных этносов. Но после завершения цивилизационной фазы ускоренного интенсивного развития, Османы, в отличие от ряда европейских стран, были лишены возможности проводить сбалансированную колонизацию.

То есть лишены возможности трансформации быстрого интенсивного развития в более медленное, но все равно комфортное быстрое экстенсивное развитие.

Почти все территории, которые контролировала империя, к началу XVII века были уже заселены и освоены на доступном тогда технологическом уровне. Освоить же Дикое Поле или Великий Луг, сейчас составляющие степную часть Украины тогда еще не позволял технологический уровень.

В результате Турция вступила в многовековое военное противостояние, практически по всем своим границам. Противостояние неэффективное и в долгосрочном плане заведомо проигрышное. Но это позволило консолидировать страну и избежать ее распада.

Либерализм и веротерпимость уступили место религиозному фундаментализму. Система управления потеряла гибкость.

Предпринимательство было угнетено налогами и произволом чиновников. Культурный плавильный котел и социальные лифты перестали работать.

Но в целом ценой потери ряда приграничных территорий и ослабления влияния в мире, почти на век, примерно с середины XVII века по середину XVIII века удалось как бы законсервировать огромную империю.

Свой краткий период Османского пути был и у Советского Союза. Это был период правления генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Андропова.

Сейчас же сценарий консервации за счет, пусть неэффективного внешнего милитаризма и внутренней жесткой консолидации, вполне вероятен для США. Однако вероятность реализации этого сценария снижает одно обстоятельство.

Благополучные европейские страны в течение смутного времени Тридцатилетней войны трансформировались с быстрого интенсивного ускоренного развития периода Возрождения на несколько более медленное, но все равно сравнительно быстрое экстенсивное развитие Нового Времени.

После этого они могли позволить себе уйти в отрыв и на время оставить в покое законсервировавшуюся Порту. У целого ряда современных стран долгосрочные перспективы не лучше, чем у США, и у них, вероятно, просто не будет возможности не претендовать на имперское наследие Америки.

Автор не берется прогнозировать, какой из этих трех сценариев реализуется. Однако хотелось бы обратить внимание на два обстоятельства:

  • Поскольку третий сценарий милитаристской консервации не является сценарием распада, то делать однозначный прогноз о распаде США во время предстоящей смуты Второй Тридцатилетней войны было бы не верно.
  • Все три прогнозных сценария не являются противоположными друг другу. Новый расцвет США практически исключен – возможны лишь либо распад, либо медленное, но жесткое увядание. Поэтому главная стратегическая рекомендация является единой для всех прогнозных сценариев – уже сейчас, пока еще не поздно, начать эмиграцию из США и вывод оттуда своих активов.

В заключение придется огорчить всех противников США, которые уже обрадовались прогнозным сценариям распада Штатов. Если США распадутся, то после этого не наступит эра всеобщей справедливости и благополучия.

P.S.

Модель развития технологической цивилизации, на основе которой выполнен этот прогноз, базируется на естественнонаучной, а не на экспертной методологии. Все прогнозы, выполненные на ее основе, имеют примерно одинаковую погрешность. Поэтому оценить погрешность прогноза, содержащегося в этой статье, частично возможно уже сейчас, по моим предыдущим прогнозам. Например, по аналогичному прогнозу для Украины, который называется «Швейцарский путь» и опубликован летом 2005 года. Там же, кстати, содержится и прогноз мирового кризиса.

Полная авторская версия статьи напечатанной в журнале «Генеральный директор» №8-9 2012

Автор: Владимир Стус

Источник: e-xecutive.ru

См. также:

0


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Еще никто не голосовал)
Loading ... Loading ...
Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong





Записи с теми же метками:

Комментарии:


  1. Комментатор: Дмитрий Беляев

    Первые “ласточки”:

    Жители большинства штатов США подали петиции о независимости

    Конституция США

    Веб-петиции о выходе из состава США подали Белому дому жители более тридцати штатов. Наибольшей популярностью пользуются инициативы, выдвинутые от лица жителей Техаса, Луизианы, Флориды, Алабамы и Джорджии. Петиции подаются в рамках программы “We The People”, которую администрация Барака Обамы запустила в 2011 году.

    Пользователи стали размещать сепаратистские петиции на сайте “We The People” после президентских выборов 6 ноября, по итогам которых демократ Обама в январе должен вступить во второй срок президентства. Авторы инициатив заявляют о неприятии политики федерального правительства и выступают за мирное приобретение своими штатами независимости от Вашингтона. Все петиции на эту тему можно найти по тэгу Government Reform (“реформы государственного управления”).

    По условиям программы “We The People” президентская администрация обязалась рассматривать любую петицию граждан, которая в течение тридцати дней соберет 25 тысяч подписей, и дать на нее ответ. Пока установленный порог преодолели только Техас (более 67 тысяч подписей) и Луизиана (более 27 тысяч), однако еще тринадцать петиций уже собрали свыше десяти тысяч подписей.

    Идея независимости Техаса широко обсуждалась в США в 2009 году, когда о возможности такого развития событий заявил губернатор-республиканец Рик Перри. Однако впоследствии Перри разыгрывать сепаратистскую карту не стал, а после появления техасской веб-петиции поспешил заявить, что никак с ней не связан. Между тем некоторые приверженцы единства США также разместили на сайте “We The People” свои петиции: в частности, они призывают лишать сепаратистов гражданства и изгонять их из страны.

    Источник

Оставить комментарий

:wink: :-| :-x :twisted: :) 8-O :( :roll: :-P :oops: :-o :mrgreen: :lol: :idea: :-D :evil: :cry: 8) :arrow: :-? :?: :!:

ВНИМАНИЕ! Все комментарии, содержащие явные оскорбления (в адрес автора статьи или собеседника-комментатора), спам и очевидную рекламу сторонних ресурсов, будут удалены. Также не рекомендуется злоупотреблять матом (такие сообщения будут отмодерированы или удалены).


Другие материалы: